Жития новомучеников -> Ардалион -> Преподобномученик Ардалион (Пономарев) архимандрит

 16 (29) июля
 
Преподобномученик
Ардалион (Пономарев)
 
Преподобномученик Ардалион родился 22 июля 1877 года в селе Романовском Верхотурского уезда[1] Пермской губернии в семье псаломщика Ипполита Пономарева и в крещении был на­речен Александром. В 1899 году он окончил Пермскую духовную семинарию и был рукоположен во священника к Николаевской церкви Быньговского завода Екатеринбургского уезда[2] той же губернии и назначен законоучителем в земское начальное учили­ще. В 1900 году он был переведен в Сретенский храм Пышминского завода и определен преподавателем Закона Божия в Мини­стерское начальное училище, в Сарапульское земское училище в деревне Сарапулке и заведующим и законоучителем церковно­приходской школы. Летом 1905 года отец Александр вместе с духовенством Екатеринбурга участвовал в течение трех дней в богослужениях, совершавшихся протоиереем Иоанном Кронштадтским в храмах города.
В 1910 году отец Александр был назначен заведующим Ека­теринбургской епархиальной псаломщицкой школой, а в 1912 году – шадринским уездным миссионером и членом Шадринского отделения Екатеринбургского епархиального учи­лищного совета. В 1914 году за миссионерские труды он был награжден грамотой Святейшего Синода, в 1915‑м – назначен законоучителем Шадринской учительской семинарии, в 1917‑м – директором семинарии. В 1918 году отец Александр был назначен настоятелем Михаило-Архангельской церкви Ревдинского завода в Екатеринбургском уезде, а в 1920‑м – настоятелем Александро-Невской церкви в городе Екатеринбурге, построенной купцом П.В. Лузиным и потому местными жителями называвшейся Лузинской.
В 1923 году отец Александр был назначен настоятелем Успен­ской церкви при Верх-Исетском заводе в Екатеринбурге и в том же году возведен в сан протоиерея. Образование в это время было уже монополизировано государством и, соответственно, стало целиком атеистическим, и перед священником встала трудная задача – каким образом дать полноценное образование своим младшим детям. Составив программу для обучения детей, он об­щеобразовательные и вероучительные предметы преподавал сам, а уроки математики, химии и физики дети брали у частного пре­подавателя.
В конце 1920-х годов власть в стране развернула очередную кампанию по закрытию храмов. Заместитель ПП ОГПУ по Уралу писал о храме, в котором служил отец Александр: «Успенский со­бор является пунктом группирования чуждых антисоветских элементов, которые оказывают религиозное и политическое вли­яние на рабочих. Из этой церкви идет руководство религиозной работой даже за пределы Свердловского округа». В 1932 году Успенский храм был закрыт, и отец Александр с супругой и млад­шим сыном Григорием переехали в город Невьянск, где он стал служить в Вознесенском храме при кладбище.
В 1932 году скончалась супруга священника Надежда, и в 1933 году он был пострижен в монашество с именем Ардалион и назначен настоятелем Свято-Троицкой церкви города Миасса Уральской области. 19 декабря 1934 года он был возведен в сан игумена. Вскоре, однако, Свято-Троицкий храм был закрыт, и отец Ардалион вынужден был вернуться в Невьянск и поселил­ся у сына.
Челябинская епархия не имела в то время правящего архиерея и подчинялась то епископу Свердловскому, то Омскому, но после ареста последнего она осталась без управления. В декабре 1935 года состоялось заседание церковного совета, который ре­шил просить Заместителя Местоблюстителя митрополита Сергия назначить к ним епископа. «Учитывая то обстоятельство, что Церковь без епископа быть не может <...>, – писали члены цер­ковного совета, – мы в течение продолжительного времени сиротствуем и остаемся как овцы без пастыря».
В решении приходского совета далее указывалось, что, по­скольку православный храм в Челябинске отсутствует, кафед­ральным храмом мог бы быть великолепный храм в Каслях, на­ходящийся в прекрасном состоянии. Благочинный, протоиерей Александр Можаев, после этого собрания отбыл в Москву к ми­трополиту Сергию, но тот отказался послать к ним епископа, ссы­лаясь на то, что несколько раз уже посылал епископов, однако местные власти всякий раз отказывали им в регистрации, и по­рекомендовал найти кандидата на месте. 13 февраля 1936 года благочинный отправился в областное епархиальное управление, где ему порекомендовали рассмотреть для рукоположения в сан епископа кандидатуру игумена Ардалиона (Пономарева), нахо­дившегося в то время в Невьянске. Для переговоров с отцом Ардалионом выехали представители приходского совета Вознесен­ской церкви в Каслях. 23 февраля отец Ардалион прибыл в Касли, где на совещании приходского совета выразил согласие быть Че­лябинским епископом. Теперь было необходимо получить бла­гословение митрополита Сергия на назначение отца Ардалиона настоятелем Вознесенской церкви, чтобы впоследствии он был зарегистрирован на этой должности властями, а после этого хи­ротонисан во епископа, что можно было бы представить властям как очередную награду.
В марте 1936 года отец Ардалион прибыл к митрополиту Сер­гию в Москву. Он рассказал, что приходский совет желает иметь своего епископа с жительством в Каслях и как кандидата выдви­гают его. Митрополит сказал, что он неоднократно возбуждал перед гражданскими властями вопрос о создании епархиального управления в Челябинской области, но власти не отреагировали на его предложения. Он благословил отца Ардалиона быть насто­ятелем Вознесенской церкви и тогда же, по-видимому, возвел его в сан архимандрита.
С приездом отца Ардалиона в Касли в приходе оживилась ре­лигиозная жизнь; как свидетельствовал впоследствии один из священников на допросе, архимандрит Ардалион призывал свя­щенников быть более активными, вливал в них «дух бодрости, би­чевал за пассивность <...>. Требовал усиленно отстаивать рели­гию, привлекать больше верующих». В то время некоторые еще надеялись, что после принятия новой конституции будет если не полное прекращение атеистической пропаганды и репрессий, то хотя бы некоторое смягчение позиции государства по отношению к Церкви. Отец Ардалион первоначально также надеялся, что го­сударство предоставит Церкви какие-то свободы, однако, изучив внимательно проект новой конституции, он понял, что государ­ство еще жестче закрепляет закон об отделении Церкви от государства и оставляет лишь за собой право на антирелигиозную пропаганду.
21 декабря 1936 года уполномоченный районного отделения НКВД выписал постановление об аресте десяти человек – свя­щенников, диакона, псаломщика и среди них архимандрита Ардалиона. 22 декабря, в тот день, когда начались аресты, отец Ардалион отправился навестить сына, служившего псаломщиком в Невьянске. 25 декабря отец Ардалион выехал в Верхний Уфалей, чтобы подать в финансовом отделе декларацию о доходах. Здесь он узнал, что священники Вознесенской церкви арестованы, и вернулся в Невьянск.
4 января 1937 года архимандрит Ардалион был арестован и заключен в челябинскую тюрьму; на следующий день начались допросы. Отец Ардалион отрицал предъявляемое ему следова­телем обвинение – участие в контрреволюционной организации, о существовании которой он даже и не знал. Тогда ему были предъявлены показания арестованных священников, в которых они оговаривали и себя, и его, но все их он категори­чески отверг.
Наконец во время очередной очной ставки следователь сказал ему: «Вам делается уже четвертый раз очная ставка по конкрет­ным фактам вашей контрреволюционной деятельности. В данном случае по показаниям свидетеля <...> изобличаетесь как непри­миримый враг советской власти. Следствие предлагает прекра­тить заниматься запирательством и давать конкретные показания о вашей контрреволюционной деятельности». – «Следственная власть не только не может обвинить меня в контрреволюционно­сти, а даже в простой нелояльности к ней <...>. Показания свиде­теля <...> считаю ложными <...>. Приписываемого мне разговора с ним не вел, хотя он был у меня в декабре <...> с неизвестной для меня целью», – ответил священник.
22 марта 1937 года было составлено обвинительное заключе­ние, в котором архимандрит Ардалион обвинялся в активном уча­стии в контрреволюционной организации и, хотя «виновным себя не признал, но достаточно изобличен показаниями свидетелей и обвиняемых». 13 июня 1937 года Особое совещание при НКВД СССР приговорило его к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. К такому же сроку были приговорены и все об­виняемые.
После приговора отец Ардалион был отправлен в Котласский пересыльный лагерь, а затем в Ухтпечлаг и вскоре – в Воркутпечлаг. В заключении архимандрит Ардалион прожил недолго – он скончался от голода 29 июля 1938 года в стационаре лагпункта Адак[3] и был погребен, как свидетельствует акт, подписанный ла­герным начальством, «на гражданском кладбище „Адак“ в могиле глубиною 2 метра. Труп одет в нательное белье и положен головой на восток. К правой ноге привязана дощечка с надписью фами­лии, имени, отчества и даты смерти. На могиле поставлен столбик с такой же надписью». 
 
Игумен Дамаскин (Орловский)
«Жития новомучеников и исповедников Церкви Русской. Июль. Ч.1»
Тверь. 2016. С. 353–359
 
Примечания

[1]Ныне село Романово Серовского района.
[2]Ныне село Быньги Невьянского района.
[3]Ныне нежилой населенный пункт Интинского района Республики Коми.
 
 
старый стиль
новый стиль
07.04.2018
Опубликованы выступления Е.Ю. Нуйкиной и И.Н. Канурской на научно-практической конференции «Пятнадцатые Дамиановские чтения: Русская Православная Церковь и общество в истории России и Курского края». 28 марта 2018 г. в Курской Государственной Сельскохозяйственной Академии и Курском Институте развития образования 29 марта 2018 г.

27.03.2018
Опубликовано выступление архимандрита Дамаскина (Орловского) на Круглом столе "Подвиг новомучениц Церкви Русской, в земле Московской просиявших, и увековечивание их памяти (к 100-летию создания Союза православных женщин)".

06.01.2018
Опубликовано интервью архимандрита Дамаскина (Орловского) газете "Караван+Я". 


 




 

 

 


 


©Перепечатка материалов допускается только по письменному согласованию с Фондом
Сервис W100.ru: продвижение и создание сайтов на заказ