Материалы о новомучениках > Рождественские чтения

 

31.01.2014  АДМИРАЛ УШАКОВ: «ПОСМЕРТНАЯ СУДЬБА» ОСТАНКОВ

Виктор Николаевич Звягин доктор медицинских наук, профессор, ФГБУ «Российский Центр судебно-медицинской экспертизы», Минздрава России, член Синодальной комиссии по канонизации святых

Печать

 

 
Теперь мы видим как бы сквозь тусклое
стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу;
теперь знаю я отчасти, а тогда
познаю, подобно как я познан.
1 Коринфянам, гл. 13, ст. 12
 
Вводные замечания
 
В настоящей статье сообщаются результаты исследования останков адмирала Ф.Ф. Ушакова. Исследование охватывало значительный промежуток времени: было начато в 1944 году известным антропологом, профессором М.М. Герасимовым с целью восстановления облика адмирала по черепу в связи с учреждением ордена и медали Ушакова, продолжено в 1999-2000 гг. автором настоящей статьи в связи с предполагаемой канонизацией адмирала Ушакова и завершилось спустя 9 лет после прославления адмирала Ф.Ф. Ушакова (4-5 августа 2001 г.) в связи с находкой фрагментов святых его мощей на месте бывшего захоронения адмирала в Санаксарском монастыре.
 
Краткие биографические сведения
 
Величайший флотоводец, адмирал Российского флота Федор Федорович Ушаков родился 13 февраля 1745 года в сельце Бурнаково Ярославской губернии и происходил из небогатого, но древнего дворянского рода. Обучался в Морском шляхетском корпусе (1751–1766), который окончил успешно, одним из первых, и получил офицерский чин.
С тех пор вся жизнь Ф.Ф. Ушакова от мичмана до адмирала была наполнена преданным служением Отечеству. С именем адмирала Ушакова связаны многие яркие страницы истории русского флота, а сам он заслуженно стяжал славу отца моряков русских.
3 июля 1788 года в сражении у о. Фидониси он командовал авангардом и нанес поражения турецкому флоту. В 1789 году произведен в контр-адмиралы и годом позднее назначен командующим Черноморским флотом. 8 июля 1790 года нанес поражения турецкому флоту у мыса Таклы, 31 июля разгромил турецкий флот у мыса Калиакрия, 28-29 августа – у о. Тендра. В 1773 году произведен в вице-адмиралы.
Венцом карьеры адмирала Ушакова явилась знаменитая Средиземноморская кампания 1798-1800 годов. В 1798 году, соединившись с союзной эскадрой турецкого флота, освобождал от французских оккупационных войск о. Корфу, о. Цериго, о. Занте, о. Видо. 1799 год – произведен в адмиралы. Участвовал в освобождении южного побережья Италии. 1800 год – прибыл с эскадрой на о. Корфу, где принял непосредственное участие в устроении политической жизни Республики Семи объединенных островов. 26 октября – вернулся с эскадрой в Севастополь. Во время Средиземноморской кампании он показал себя не только как великий флотоводец, но и как мудрый государственный деятель, политик и дипломат, христианин-милосердец и благодетель освобожденных народов [2].
21 января 1807 года Ф.Ф. Ушаков по прошению уволен «...за болезнию, от службы с мундиром и положенным жалованием» [1]. Вот как объясняет свое желание уйти в отставку сам Ф.Ф. Ушаков: «Ноне же при старости лет моих отягощен душевной и телесной болезнью и опасаюсь при слабости моего здоровья быть в тягость службе и посему всеподданнейше прошу, дабы высочайшим Вашего Императорского Величества указом повелено было за болезнью моей от службы меня уволить...» [3]. Имеются сведения, что на протяжении многих лет он наблюдался доктором Мотика [4].
Отойдя от служебных дел, отставной адмирал до 1810 года оставался в Санкт-Петербурге, где с него делают первый и единственный живописный портрет, а затем избирает для жительства тихую деревню Алексеевка в Темниковском уезде Тамбовской губернии вблизи от Санаксарского монастыря. В годы французского лихолетья на губернском собрании дворянства в 1812 году адмирала Ушакова избирают начальником внутреннего Тамбовского ополчения, но в связи с болезнью от этого предложения он отказывается.
Современники вспоминали, что Федор Федорович, постоянно бывая на службе в Санаксарском монастыре, «выстаивал наравне с монастырской братией. А в Великий пост по целой неделе жил в монастыре в своей келье. В общении с братией адмирал находил себе участие и поддержку.
От них услышал он много рассказов и добрых слов в адрес дядюшки – иеромонаха Феодора[1]... Продолжая богоугодные дела своего дяди, Федор Федорович с большим участием относился к бедным и страждущим, не жалея для них своих средств...». Так, наполненная благотворительностью, протекала жизнь отставного адмирала [5].
Ф.Ф. Ушаков скончался в своем имении в октябре 1817 года и был похоронен у северной стены соборной церкви Рождества Пресвятой Богородицы Санаксарской обители неподалеку от могилы родного дяди – иеромонаха Феодора. Позднее над могилой Ушаковых был поставлен памятник, а в 1904 году часовня (рис. 1), которая была снесена в 1932 году, а памятник передвинут.

 
Рис. 1. Часовня и надгробный памятник над могилами иеромонаха Феодора и адмирала Ф.Ф. Ушакова –
у северной стены соборной церкви Рождества Пресвятой Богородицы. Фото 1916 г.
 
Первое обретение останков в 1944 году
 
В 1944 году в целях выяснения действительного места погребения адмирала Ф.Ф. Ушакова и восстановления его облика по черепу (в то время учреждались орден и медаль Ушакова) по распоряжению Народного Комиссара Военно-морского флота Кузнецова Н.Г. была создана Комиссия Военно-морского флота (руководитель работ – проф. М.М. Герасимов, председатель – капитан 3-го ранга Амелин), которая и провела вскрытие захоронения [2] (рис. 2).

 
Рис. 2. Эксгумация останков адмирала Ф.Ф. Ушакова (комиссия Военно-морского флота. На переднем плане –
профессор М.М. Герасимов и капитан 3-го ранга Амелин, 1944 г.)

Раскопки могилы Ушакова начаты 18 августа у северной стены монастырской церкви со стороны фундамента снесенной часовни. Кирпичный, частично завалившийся склеп был найден на глубине 1,4 метра.
Комиссия обнаружила следы грабительского вскрытия склепа и гроба Ф.Ф. Ушакова, грубые нарушения анатомического положения костей скелета и плохую их сохранность («кости рыхлые, легко могут быть раздавлены пальцами»).
В Акте вскрытия могилы от 20 августа 1944 года подробно описываются одежда усопшего: остатки сапог «с очень узким следом и твердым высоким голенищем», наличие правого адмиральского погона «с золотым шитьем и тремя черными орлами», обрывки мундира «зеленого цвета с золотым шитьем», лежавшие вперемешку «с обрывками замши», а также «мелкие медные пуговицы и маленький деревянный нательный крест (кипарис)». При осмотре левой бедренной кости «было обнаружено с внутренней стороны верхнего эпифиза старое ранение, в результате которого произошла сильная деформация всей верхней части бедра...».
Что касается черепа, то он, судя по описанию, прекрасно сохранился, вплоть до тончайших костей носа. На своде черепа имелись остатки седых волос, длиной около 5 сантиметров, в подбородочной области – седые волосы до 3 миллиметров длиной. На лбу сохранился шелковый венчик с частью надписи: «оживеши... помилуй». Комиссия признала, что «состояние черепа таково, что делает целесообразным и возможным работу по восстановлению внешнего облика покойного адмирала. Для чего череп был изъят из числа остальных костей...». Обнаруженные остатки мундира, обивки гроба, его ручки изъяты для научной обработки и экспозиции в Центральном Военно-морском Музее. Кости, доски старого гроба и прах «были уложены в специально изготовленный гроб и погребены на месте старой могилы на глубине 1 метр от поверхности. Над местом захоронения положена каменная плита родственницы адмирала Ушакова...». 

Атрибуция скелета и реконструкция лица по черепу
 
Указанные виды работ были проведены М.М. Герасимовым, однако посткраниальный скелет не исследовался и физические особенности адмирала Ушакова так и остались не выясненными.
Идентификация останков адмирала Ушакова основывалась на сопутствующих предметах захоронения. «...Остатки морского мундира александровской эпохи, золотое шитье воротника, бортов, манжет... совершенно сохранившийся адмиральский погон с тремя черными орлами на золотом поле... безапелляционно решило вопрос о подлинности найденного праха, то есть, о несомненной принадлежности его Ф.Ф. Ушакову...» [6].
При исследовании черепа М.М. Герасимов отметил укороченные пропорции мозгового отдела, невысокое и широкое, малопрофилированное лицо, короткий и широкий нос, тяжелый и выступающий подбородок (рис. 3). Но в тоже время обратил внимание на трудности определения верхней и полной высоты лица[2].
 
Рис. 3. Схема черепа Ф.Ф. Ушакова, выполненная М.М. Герасимовым
 
Работе над пластической реконструкцией предшествовало исследование портрета адмирала Ушакова. К сожалению, это была всего лишь копия (рис. 4), выполненная в 1873 году С. Александровым с прижизненного портрета (рис. 5), о чем М.М. Герасимов даже не подозревал. Но обратимся к тексту. «...Для решения вопроса о степени расхождения черепа с живописным портретом было произведено следующее: точная графическая схема черепа была вписана в лицо портрета, и сразу стала очевидна степень искажения подлинного облика адмирала (рис. 6). Череп оказался значительно короче и шире живописного лица. В александровскую эпоху был в моде живописный прием, так называемый давидовский канон, по которому в целях придания большего благородства и якобы аристократизма оно заведомо удлинялось, причем живописец все же старался сохранить ряд индивидуальных черт портретированного, так что несмотря на полное несовпадение основных габаритов черепа с размером живописного портрета, ряд деталей, несомненно, свидетельствуют о единстве, что убеждает нас в том, что данный портрет был действительно написан с натуры при жизни Ф.Ф. Ушакова...».
 

Рис. 4. Портрет № 2. Адмирал Ф.Ф. Ушаков, копия с портрета № 1, работы художника С. Александрова (1873 г.)

 
Рис. 5. Портрет № 1. Адмирал Ф.Ф. Ушаков, художник Петр Бажанов (начало XIX века). Хранится в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге
 

 Рис. 6. Схема совмещения портрета и черепа Ф.Ф.Ушакова, выполненная М.М. Герасимовым в 1944 г.
 
Сопоставляя пластическую реконструкцию облика Ф.Ф. Ушакова, выполненную по черепу, М.М. Герасимов вновь обращается к недостаткам живописного портрета адмирала: «...полученный документальный портрет (рис. 7) в значительно большей степени отвечает описаниям современников и нашим представлениям о внешности адмирала, чем ранее принятый канонизированный живописный портрет, написанный с определенной претензией и манерностью. Предлагаемый портрет Ф.Ф. Ушакова свидетельствует о значительной его физической силе, большом уме, большой моральной воле, то есть о тех качествах, которыми и был наделен по свидетельству современников адмирал Ф.Ф. Ушаков, заслуженно стяжавший себе славу отца моряков русских...».

                                                                 
Рис. 7. Пластическая реконструкция облика адмирала Ф.Ф. Ушакова по черепу, выполненная М.М. Герасимовым
 
По окончании работы череп был вновь погребен в Санаксарском монастыре, реконструкция облика Ушакова заняла свое место в Музее Военно-морского флота в Санкт-Петербурге.
 
Второе обретение останков в 1999 году
 
В мае 1999 года при выполнении земляных работ[3] на территории Санаксарского монастыря, у северной стороны собора на месте разрушенной часовни над могилами адмирала Ф.Ф. Ушакова и иеромонаха Феодора обнаружены четыре захоронения, три из которых бесспорно принадлежали священнослужителям, в том числе дяде адмирала. Захоронение последнего находилось в склепе и ранее вскрывалось дважды. В первый раз перед строительством часовни в 1904 году, о чем свидетельствует обрывок газеты в гробе, происхождением начала ХХ столетия, а также пуговицы на подряснике преподобного Феодора (Ушакова), изготовление которых можно отнести к концу ХIХ начала ХХ столетия. Все это позволило Е. Поселянину, хорошо осведомленному в данном вопросе, в книге «Русская Церковь и русские подвижники 18-го века», вышедшей в 1905 году, написать: «Тело его и в земном покое не предалось тлению»[4]. И второй раз в 1944 году, когда после того, как часовня над могилой была снесена и уже не определялась с полной точностью, исследователи, натолкнувшись на склеп преподобного Феодора (Ушакова), разрушили его верхнюю часть и обнаружили монашеское облачение. После чего исследователи приступили к поиску захоронения адмирала.
Четвертое захоронение располагалось в импровизированной кирпичной камере П-образной формы (без скрепляющего раствора). Камера выходила в раскопочную траншею своим восточным торцом и была перекрыта сверху металлической плитой с рельефным текстом: «...против сего места погребены тела вдов...» Погребение содержало неполный скелет пожилого мужчины, остатки совершенно истлевшей древесины с коваными гвоздями квадратного сечения[5], отдельные фрагменты материи зеленого цвета и кожи обуви. Анатомическое расположение костных останков нарушено по сегментам продольной оси и стороне локализации.
Данные обстоятельства в совокупности указывали на повторное захоронение останков человека, а также на то, что именно это погребение было сделано в 1944 году «на месте старой могилы» Ушакова комиссией Военно-морского флота. В пользу данной версии говорили также общий вид черепа, идентичный (рис. 3) из публикации [6] и наличие восковой пластинки, перекрывающей просвет грушевидного отверстия[6].
Вместе с тем, обнаружены некоторые несоответствия. Так, в Акте вскрытия могилы Ф.Ф. Ушакова от 20 августа 1944 года отмечено [2]:
1. «Кости скелета чрезвычайно плохой сохранности... Кости рыхлые и легко могут быть раздавлены пальцами... Череп сохранился очень хорошо».
Между тем, кости из этого захоронения за исключением фрагментированных ребер, левой бедренной кости, костей плечевого пояса и некоторых других, сохранились неплохо и допускают остеометрические исследования без нарушения своей целостности.
2. «Останки праха как-то: кости, а равно и доски гроба... уложены в специально изготовленный гроб и погребены на месте старой могилы... причем над местом захоронения положена каменная плита родственницы адмирала Ушакова».
Как мы видим, характеристика обнаруженной погребальной камеры не соответствует данному описанию. Также нет никаких следов «специального изготовленного гроба» и надгробной каменной плиты.
3. «При рассмотрении левой бедренной кости было обнаружено с внутренней стороны верхнего эпифиза старое ранение, в результате которого произошла сильная деформация всей верхней части бедра».
При осмотре правой бедренной кости из захоронения обнаружены следы зажившего повреждения головки, к тому же без существенной деформации кости. Проверить наличие травмы головки левой бедренной кости в связи с ее фрагментацией не представлялось возможным, но деформация «всей верхней части бедра» отсутствует.
Заметим также и то, что некоторые исследователи до сих пор сомневаются в подлинности могилы, вскрытой М.М. Герасимовым в 1944 году и, следовательно, в истинности реконструкции лица Ф.Ф. Ушакова по черепу. При этом они обращают внимание на послужные списки адмирала Ф.Ф. Ушакова, где указание на какие-либо ранения адмирала, в том числе бедра, отсутствует.
 
Групповые и индивидуализирующие признаки личности
 
Костные останки, обнаруженные 23 мая 1999 года в Рождество-Богородичном Санаксарском монастыре, исследованы в Отделе судебно-медицинской идентификации личности (ныне Отдел медико-криминалистической идентификации) РЦ СМЭ под руководством В.Н. Звягина. В распоряжении экспертов также имелись цветная фотокопия прижизненного художественного портрета Ф.Ф. Ушакова (рис. 5) и фотокопии всех его вариантов, в т.ч. работы Александрова (рис. 4), фотоснимки черепа дяди адмирала Ушакова, иеромонаха Феодора, результаты краниометрии, выполненной М.М. Герасимовым. Авторы имели также возможность детального ознакомления с бюстом Ф.Ф. Ушакова (рис. 7), хранящимся в Лаборатории пластической реконструкции института Этнологии и антропологии РАН.
При исследовании использованы методы остео- и краниометрии по полной программе Martin (1928) и VanVark (1975), рентгенография, эмиссионный спектральный анализ, инфракрасная спектрофотометрия. Сравнительное исследование графических изображений проводили с помощью оригинальных компьютерных технологий. В процессе всех этих исследований была установлена бесспорная принадлежность костных останков адмиралу Российского Флота Федору Федоровичу Ушакову (1745–1817 гг.), на чем мы более подробно остановимся ниже.
Как выяснилось, масштабированные изображения черепов анфас и профиль иеромонаха Феодора и адмирала Ф.Ф. Ушакова в анфас и профиль соответствуют друг другу по абсолютным размерам, краеобразующим контурам и форме основных элементов. Имеющиеся различия сравниваемых черепов, не считая тех, которые связаны с зубо-челюстным аппаратом, не существенны и не выходят за пределы индивидуальных анатомических вариаций (рис. 8). 
  
                                                        
Рис. 8. Сегментный монтаж изображений черепов иеромонаха Феодора и адмирала Ушакова
(Акт МК №2/2000 ОИЛ от 20.03.2000 г.)
 
Подобное морфологическое сходство может иметь место только у близких родственников. Признаки внешности, которыми был наделен Ф.Ф. Ушаков, унаследованы, таким образом, по мужской линии.
Сравнительное исследование черепа адмирала Ф.Ф. Ушакова и прижизненного художественного его изображения (портрет № 1), проведенное традиционными методами (скольжение, наложение, «словесный портрет»), а также с использованием современных компьютерных технологий (координатный анализ, количественный «словесный портрет»), свидетельствуют о достоверной их принадлежности одному и тому же человеку (рис. 9).

 
Рис. 9. Масштабированные изображения черепа и прижизненного портрета адмирала Ф.Ф.Ушакова
с совмещенными краниометрическими и физиономическими точками по методике
POSKID 1.0
 
Полученные результаты допускают суждения о том, что:
– портрет № 1 адмирала Ф.Ф. Ушакова был написан с натуры (см. рис. 5);
– автор портрета № 1 адмирала Ф.Ф. Ушакова отличался высоким профессиональным мастерством;
Результаты настоящего исследования подтвердили факт эксгумации останков адмирала Ф.Ф. Ушакова и правильность их идентификации, проведенной в 1944 году проф. М.М. Герасимовым по сопутствующим предметам погребения (остатки морского мундира александровской эпохи, золотое шитье воротника, бортов, манжет, правый адмиральский погон с тремя черными орлами на золотом фоне и др.).
Мнение М.М. Герасимова [6] о том, что «столь широко известный портрет Ф.Ф. Ушакова[7] (см. рис. 4), представляющий собой канонизированный образ адмирала, по существу дает ложное, неверное представление...», по нашему мнению, основанное на недостаточно корректном наложении контурных схем черепа и портрета Ушакова, выполненных без учета масштаба и ракурсного положения сравниваемых объектов. Справедливости ради заметим, что материально-техническая и методическая база для подобных сравнительных исследований в 40-х и 50-х годах ХХ века еще отсутствовала.
Не находит подтверждения и вывод М.М. Герасимова о том, что «...череп Ф.Ф. Ушакова значительно короче и шире живописного лица...». Более того, общие размеры лица на скульптурной реконструкции Ф.Ф. Ушакова весьма близки к тем, которые запечатлены на прижизненном живописном портрете Ф.Ф. Ушакова.
Суммарная высота коронок, которой по-видимому руководствовался М.М. Герасимов для определения физиологического положения беззубой нижней челюсти и, следовательно, полной высоты лица Ф.Ф. Ушакова, не является единственно возможным и доказательным критерием, что понимал хорошо и сам исследователь, обозначая этот размер «105 мм (?) отсутствие зубов». Регрессионный прогноз [7] дает в среднем величину 115,6 мм. Отсюда следует, что высота лица на реконструкции Ф.Ф. Ушакова уменьшена более чем на 10 мм.
Следует отметить, что портреты № 1 и № 2 Ф.Ф. Ушакова близки друг к другу, обнаруживая все же различия в общей асимметрии лица и размерах отдельных деталей: глаз, бровей, лба и основания носа.
По особенностям строения черепа Ф.Ф. Ушаков относился к среднеевропейскому антропологическому типу, обычному для русского населения Восточно-Европейской равнины. Данный тип характеризуется: умеренным ростом волосяного покрова на теле, средним или хорошим ростом бороды, средней пигментацией волос на голове (шатены), прямой или волнистой их формой, светлым цветом кожи, светлыми глазами (в 30–50 % случаев), малой или средней высотой лица, средними значениями горизонтальной профилировки.
Соотношение размеров отдельных частей тела (туловища, конечностей и их сегментов) у Ф.Ф. Ушакова также соответствует группам современного русского населения.
Адмирал Ф.Ф. Ушаков, судя по состоянию посткраниального скелета (табл. 2), отличался тонким (грацильным) телосложением, средним ростом (165–168 см)[8], небольшой головой (соответствует 54 размеру головного убора), средней длиной рук и ног, довольно узкими плечами[9] и тазом, небольшими и узкими ступнями (соответствуют 38-40 размеру обуви), узкими и длинными кистями рук (с уменьшенной разницей в длине IIV пальцев, как это и запечатлено на портрете № 1).
 
Таблица 1. Определение соматических особенностей Ф.Ф. Ушакова
 
Соматические параметры
Минимум – максимум
Длина тела, см
165–168
Длина корпуса, см
75,1–77,73
Длина ноги в целом, см
88,6–89,1
Длина бедра, см
45,5–45,6
Длина голени, см
33,5–33,6
Высота стопы, см
8,8
Длина стопы, мм
237–252
(38–40 размер обуви)
Ширина стопы, мм
95,73±5,085
Длина руки, см
75,6±3,2
Длина плеча, см
31,3–32,3
Длина предплечья, см
22,7–22,9
Длина кисти, мм
205–211
Ширина кисти, мм
78,7–79,7
Ширина плеч, см
35,1–37,9
Ширина таза, см
27,0
Окружность головы, мм
541,7–543,7
(54 размер головного убора)
Масса тела, кг
64–69
 
Наиболее вероятно, что Ф.Ф. Ушаков обладал грудным или грудно-мускульным соматотипом, для которых характерно: довольно слабое развитие опорно-двигательного аппарата, слабое или среднее развитие мускулатуры; пониженное жироотложение; плоская или уплощенная грудная клетка и плоский живот. Исходя из этого, представляется сомнительным, что Ф.Ф. Ушаков обладал значительной физической силой и в отрочестве ходил на медвежью охоту.
Для Ф.Ф. Ушакова была характерна неравномерность возрастной инволюции различных сегментов скелета с общей тенденцией к замедленному (гипогерическому) темпу старения. Установленный нами биологический возраст Ф.Ф. Ушакова составлял 67 ± 5 лет. Данный вывод соответствует воспоминаниям современников о том, что «Ф.Ф. Ушаков был... сухощав... лицо имел моложавое приятное, и в глубокой старости всегда играл на оном румянец...» [1].
Как нам кажется, наибольшие отличия реконструкции (рис. 7) от прижизненного портрета Ф.Ф. Ушакова (рис. 5) касаются конституциональной и возрастной моделировки внешности. На реконструкции она не соответствует воспоминаниям современников и вновь полученным данным.
В детском, а скорее подростковом возрасте, Ф.Ф. Ушаков перенес болезнь Легга-Кальве-Пертеса – частичный асептический некроз головки правой бедренной кости, последствия которой он мог ощущать всю жизнь. Для заболевания характерны неопределенные жалобы, различной интенсивности боли в правом тазобедренном суставе, усиливающиеся при ходьбе, чувство тугоподвижности в суставе (временами). Диагноз находит подтверждение в результатах рентгенографического исследования и инфракрасной спектрофотометрии костного вещества.
В последние годы жизни Ф.Ф. Ушаков страдал пародонтозом. Клиническим проявлениями заболевания являлись атрофия альвеолярного края челюстей, расшатывание и выпадение зубов, поддесневые абсцессы и вторичный гайморит.
Среди других заболеваний, имевшихся у Ф.Ф. Ушакова, следует отметить пяточную шпору на правой ноге (сопровождалась периодической болезненностью при ходьбе) и деформирующий артроз срединного атлантоосевого сустава (вызывал ограничение движений при повороте головы и отчетливо слышный скрип).
В костях Ф.Ф. Ушакова обнаружено повышенно содержание свинца, которое свидетельствует о длительном пребывании его в геохимическом регионе, неблагополучном по этому элементу. Этим регионом мог быть, в частности, Санкт-Петербург [14].
Признаки внешности адмирала Ф.Ф. Ушакова, установленные нами по черепу и посткраниальному скелету, вполне соответствуют его облику на прижизненном портрете и, как видим, на его иконописном образе (рис. 10).

 
          Рис. 10. Иконописный облик святого праведного воина Феодора Ушакова
 
 
Обретение останков в 2010 году
 
13-15 сентября 2010 года в Санаксарском монастыре проводились работы по восстановлению разрушенной часовни над могилой адмирала Ф.Ф. Ушакова.
При расчистке фундаментов (14.09.2010 г) на глубине около 1 метра рабочие наткнулись на импровизированную П-образную кирпичную камеру размерами 100х40 см и глубиной около 30 см, частично перекрытую чугунной плитой с надписью «Противъ сего места...». В песчаном грунте, заполнившем камеру, за пределами перекрытия плиты, обнаружены костные останки человека «лежавшие в вперемешку без анатомического порядка».
Ниже П-образной кладки (на глубине примерно 150 см от изначальной поверхности) обнаружен кирпичный саркофаг, сложенный на известковом растворе, длиной 225 см, шириной 92 см и глубиной (до кирпичного дна) примерно 90 см.
Внутри саркофага 15 сентября того же года найдены: «несколько мелких цельных костей и многочисленные костные фрагменты, ручка гроба старинного образца, кованые гвозди с остатками древесины, фрагменты ткани зеленого цвета, металлические нитки мундирного шитья, несколько медных пуговиц и, что особенно важно, адмиральский погон с золотым шитьем и тремя черными орлами» (рис. 11). Как тут не вспомнить слова Цицерона: «Ничто так не противоречит рассудку и порядку, как случайность».

 
Рис. 11. Адмиральский погон Ф.Ф. Ушакова с золотым шитьем и тремя черными орлами
(обнаружен в склепе 15 сентября 2010 г.)
 
Нет ни малейших сомнений в том, что все найденное в саркофаге, включая второй адмиральский погон, бесспорно, относится к захоронению Ф.Ф. Ушакова. Но кости из вторичного захоронения в П-образной камере нуждались в специальном исследовании. Именно по этой причине 22 сентября 2010 года наместник Рождество-Богородичного Санаксарского мужского монастыря архимандрит Варнава, учитывая совокупность обстоятельств обретения мощей праведного воина Феодора Ушакова в 1999 году, обратился в РЦСМЭ с просьбой об исследовании найденных останков – «для подтверждения или исключения возможного тождества их святым мощам праведного воина Феодора Ушакова...».
 
Идентификация целого по частям
 
Исследование обнаруженных останков, предположительно адмирала Ф.Ф Ушакова проведено в отделе медико-криминалистической идентификации Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздравсоцразвития РФ с 24 сентября по 14 декабря 2010 года. Сравнительное их исследование с мощами Ф.Ф. Ушакова выполнено в Рождество-Богородичном Санаксарском мужском монастыре 17–18 декабря 2010 года (Акт №08/2010 ОМКИ медико-криминалистического исследования от 18 декабря 2010 года).
На исследование были представлены 55 костей, некоторые из которых, хотя и фрагментированы, но допускали определение анатомической принадлежности: правая плечевая, правая и левая лопатки, ключицы и надколенники, левая пяточная, губчатые и трубчатые кости кисти и стопы.
Но что касается 15 фрагментов ребер, то они дифференцировались только по право- и левосторонней, но не порядковой локализации.
Сравнительное сопоставление группы костей, обретенных в сентябре 2010 года, с мощами Ф.Ф. Ушакова (таблица 2), показало, что по анатомической и порядковой локализации они взаимно дополняют друг друга и, следовательно, относятся к скелету одного человека.
Об этом свидетельствовало также детальное сходство в абсолютных размерах одноименных костей, например, правой и левой плечевых, правой и левой пяточных, коротких трубчатых костей кисти и стопы. Проверена и выявлена полная конгруэнтность соответствующих суставов всех позвонков в шейном, грудном и пояснично-крестцовом отделах, в грудинно-ключичном и ключично-лопаточном суставах, в пястно-фаланговых и межфаланговых суставах кисти и стопы.
Указанные черты сходства полностью снимают вопрос о целесообразности сравнительного серологического (по системе ABO), спектрального (макро- и микроэлементный состав) и молекулярно-генетического исследований.
Таким образом, результаты сравнительного исследования подтверждают тождество костных останков, найденных в сентябре 2010 года, мощам праведного Феодора Ушакова.

Таблица
2.
Атрибуция костей скелета 
 
Кости скелета
Мощи
Ф.Ф. Ушакова
(обретены в 1999 г)
Фрагмент мощей Ф.Ф. Ушакова
(обретены в 2010 г)
Наличие (+),
отсутствие () кости в скелете
Череп
+
+
Нижняя челюсть
+
+
Подъязычная кость
-
тело и рога
отсутствуют
Позвонки
 
 
 
Шейные
I, II, IV
III, V, VI, VII,
+
Грудные
II
I, IIIXII
+
поясничные
I, II, III, IV, V
+
Крестец
+
+
Копчик
 
 
отсутствует
(IIV)
Грудина
 
 
 
 рукоятка
+
+
 тело
+
+
мечевидный отросток
+
+
Ключица
 
 
 
 правая
+
+
 левая
фрагмент медиального конца
+ (медиальный конец фрагментирован)
+
Лопатка
 
 
 
 правая
4 фрагмента
+
 левая
2 фрагмента
+
Ребра
 
 
+
 правые
I, XII
II, VI, VII
 
 левые
I
II
 
 фрагменты
13, в том числе 8 с позвоночными концами
15, в том числе 5 с позвоночными концами
 
Всего ребер
11
9
4 ребра
отсутствуют
Плечевая
 
 
 
 правая
+
+
 левая
+
+
Лучевая
 
 
 
 правая
+
+
 левая
+
+
Локтевая
 
 
 
 правая
+
+
 левая
+
+
Кисть правая
 
 
 
запястье
 
 
 
ладьевидная
+
+
полулунная
трехгранная
гороховидная
+
+
трапеция
трапециевидная
головчатая
+
+
крючковидная
+
+
пястные кости
I, II, III
IVV
+
основные
фаланги
II, III, IV, V
I
+
средние
фаланги
II, III, IV
V
+
дистальные
фаланги
I?
нет IIV
Кисть левая
 
 
 
запястье
 
 
 
ладьевидная
+
+
полулунная
трехгранная
гороховидная
трапеция
трапециевидная
головчатая
+
+
крючковидная
пястные кости
 
IV
+
проксимальные
(основные)
фаланги
I, IV, V
нет
II, III
средние
фаланги
II, V
нет III, IV
дистальные
фаланги
V
нет IIV
Тазовая кость
 
 
 
 правая
+
+
 левая
+
+
Бедренная
 
 
 
 правая
+
+
 левая
+
+
Надколенник
 
 
 
 правый
+
+
 левый
+
+
Большая
берцовая
 
 
 
 правая
+
+
 левая
+
+
Малая берцовая
 
 
 
 правая
нижний конец
средняя часть диафиза
нет верхней 1/3
 левая
средняя треть диафиза
Нижний конец
нет верхней 1/3
Стопа правая
 
 
 
пяточная
+
+
таранная
+
+
ладьевидная
+
+
кубовидная
+
+
клиновидная промежуточная
+
+
клиновидная медиальная
клиновидная латеральная
плюсневые кости
III, IV
фрагменты основания
I, II и V (без головок)
головки IV
отсутствуют
основные фаланги
I – фрагмент основания
нет IIIV
средние фаланги
фрагмент основания
неясной локализации
нет IIIV
дистальные
Фаланги
нет IV
Стопа левая
 
 
 
Пяточная
+
+
Таранная
+
+
Ладьевидная
+
+
Кубовидная
+
+
промежуточная клиновидная
+
+
клиновидная медиальная
+
+
клиновидная латеральная
плюсневые кости
II (целая), I, IV (частично фрагментировано основании), V (фрагмент головки)
III ,без головки
+
Проксимальные (основные)
фаланги
I
нет IIV
средние фаланги
V
нет IIIV
дистальные
фаланги
нет IV
 
Вместе с тем, актуален вопрос об уточнении некоторых прижизненных соматических характеристик адмирала Ушакова. Прежде всего, это касается длины тела и ширины плеч, которые в Акте 2/2000 ОИЛ от 20 марта 2000 года прогнозировались по соответствующим размерам длинных трубчатых костей.
Общеизвестно, что для диагностики длины тела лучше использовать методику FullyG., PineauH. (1960), учитывающую длину всего скелета по продольной оси [15], а для определения ширины плеч методики Piontek (1979) и М.АКолодиевой (1991), учитывающих длину ключиц [16].
Воспользовавшись этими методиками, мы установили, что длина тела адмирала Ушакова составляла 167,34 ± 2,04 см, а ширина плеч – 39,6340,06 см (в среднем 39,84 см). Применительно к длине тела мужчин 168,4174,4 см, средняя ширина их плеч равна 35,737, 8 см. Следовательно, адмирал Ушаков был весьма широкоплеч.
В сравнении с прежними реконструкциями (Акт №2/2000 ОИЛ от 20 марта 2000 г.), как видим, длина тела увеличилась незначительно, в среднем на 0,84 см (ранее определенная величина 166,5 см ± 1,5 см), а ширина плеч – более чем на 3,5 см (ранее определенная величина 36,5 см). Вместе с тем, морфологические особенности тела адмирала Ушакова по-прежнему остались близки к группам современного русского населения по абсолютным размерам и частным пропорциям [17, 19]. Но по общим пропорциям (таблица 3) они тяготеют не к долихоморфному (длинные ноги, короткое туловище), а мезоморфному типу (туловище и ноги средней длины).
Таким образом, вновь полученные результаты по признакам физического развития подтверждают исторические сведения о том, что адмирал Ушаков был среднего роста, средних и неброских пропорций тела, но имел широкие плечи. Вновь полученные результаты убеждают нас в том, что Ушаков скорее всего обладал грудно-мускульным, а не грудным типом телосложения. В пользу этого говорят не только широкоплечесть, но массивные и крупные ключицы – свидетели рабочей адаптации к значительным физическим нагрузкам на плечевой пояс. Не подлежит сомнению, что подобную нагрузку Ушаков мог получить во время практики на судах парусного флота в годы своего ученичества (1761-1766 гг.).
 
Таблица 3. Характеристика общих пропорций тела Ф.Ф. Ушакова, в процентах длины тела (по П.Н. Башкирову) [19]
 

Сегменты тела
Ф.Ф. Ушаков
Долихоморфы
Мезоморфы
Брахиморфы
ширина плеч
23,85 (21,92)
21,5
23,0
24,5
ширина таза
16,13 (15,92)
16,0
16,5
17,5
длина ноги
52,47 (52,73)
55,0
53,0
51,0
длина руки
45,18 (45,41)
46,5
44,5
42,5

Примечание: В скобках приведены данные из Акта №2/2000 ОИЛ от 2 марта 2000 г.
 
По признакам ширины плеч (большая) и длины ног (средняя) Ф.Ф. Ушаков относился к парагармоноидному типу по классификации В.В. Бунака [17].
 
Патология скелета. При реставрации позвоночного столба обнаружены признаки клиновидного внедрения смежных суставных площадок IIIV шейных позвонков, образующих единый блок, но без признаков костного сращения.
В совокупности с ранее выявленным (см. Акт №2/2000 ОИЛ от 20 марта 2000 г.) деформирующим артрозом срединного атланто-осевого сустава, имевшим место у Ф.Ф. Ушакова, это могло проявляться в уменьшении объема движений шеи и болезненных ощущениях, в т.ч. при изменении погодных условий.
После завершения освидетельствования, вновь обретенные фрагменты мощей были омыты святой водой и помещены в раку святого праведного воина Феодора для молитвенного поклонения. В это время на Санаксарский монастырь уже опустилась глубокая снежная ночь (рис. 12).
 
Рис. 12. Санаксарский монастырь, 18 декабря 2010 г.

Выводы
1. В процессе исследования останков адмирала Ф.Ф. Ушакова получены ранее неизвестные и частично скорректированные сведения о соматических особенностях адмирала Ушакова Ф.Ф. (тип телосложения, размеры конечностей и их сегментов, размеры головного убора и обуви), а также выявлены следы заболеваний, в том числе детского и подросткового возраста.
2. Установлено детальное морфологическое сходство черепов Ф.Ф. Ушакова и иеромонаха Феодора (родной дядя – И.И. Ушаков), свидетельствующее об общих чертах внешности и их наследовании по мужской линии.
3. Подтверждены факт эксгумации останков Ф.Ф. Ушакова, проведенной в 1944 году проф. М.М. Герасимовым, и правильность атрибуции скелета.
4. Признаки внешности адмирала Ф.Ф. Ушакова, установленные по черепу и посткраниальному скелету, вполне соответствуют его облику на прижизненном портрете, поэтому авторы не согласны с мнением М.М. Герасимова о том, что живописный портрет адмирала Ф.Ф. Ушакова искажал его подлинный облик и «давал канонизированное изображение лица с определенной претензией и манерностью».
5. Результаты проведенного медико-криминалистического исследования свидетельствуют о том, что костные останки, обретенные в 1999 году, т.е. достоверно принадлежавшие Ф.Ф. Ушакову, и костные останки, обнаруженные в сентябре 2010 года в ходе земляных работ на месте бывшей часовни над могилой Ф.Ф. Ушакова, принадлежат скелету одного человека и являются мощами святого праведного воина Феодора (в миру адмирала Федора Федоровича Ушакова).
6. В данный момент в его скелете отсутствуют 55 костей (кроме 15 фрагментов ребер), большинство которых принадлежали к правой (8) и левой (14) кистям, правой (10) и левой (13) стопам.
Среди святых мощей праведного воина Феодора Ушакова при эксгумациях не были найдены и в настоящее время отсутствуют: подъязычная кость (тело, рога); копчиковые позвонки – 4 (IIV); правая кисть: запястные – 4 (полулунная, трехгранная, трапеция, трапециевидная), дистальные фаланги – 4 (IIIV); левая кисть: запястные – 6 (полулунная, трехгранная, гороховидная, трапеция, трапециевидная, крючковидная); фаланги проксимальные – 2 (IIIII), фаланги средние – 2 (IIIIV), дистальные – 4 (IV); правая стопа: заплюсневые – 2 (клиновидные медиальная и латеральная), фаланги проксимальные – 3 (IIIII), фаланги дистальные – 5 (IV); левая стопа: заплюсневые – 1 (клиновидная латеральная), фаланги проксимальные – 4 (IIV), фаланги средние – 3 (IIIV), фаланги дистальные (IV). 
Благодарность
За помощь, оказанную на разных этапах исследования, автор выражает искреннюю признательность Н.В. Нариной, Е.С. Анушкиной (Отдел медико-криминалистической идентификации РЦСМЭ), В.Д. Овчинникову (НИИ военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ) и игумену Венедикту (архивариусу Санаксарского монастыря).
 
Литература
1. Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь достопамятных людей русской земли. - М.: Университетская типография, 1836. Ч. V. С. 187, 196-197.
2. Овчинников В.Д. Федор Ушаков. - М.: Новатор, 1998. С. 294-304, 396-399.
3. Ганичев В.Н. Ушаков. М.: Молодая гвардия, 1990. С. 445.
4. Ф.Ф. Ушаков. Документы. - М.: Военно-морское издательство, 1951. Т. 1. С. 602.
5. Овчинников В.Д. Святой адмирал Ушаков (1745-1817). Историческое повествование о земном пути святого праведного воина. - М.: ПРЕСС–ОЛМА, 2003. С. 353.
6. Герасимов М.М. Основы восстановления лица по черепу. - М.: Советская наука, 1949.
7. Звягин В.Н. Краниометрические комплексы и реконструкция черепа // Проблема эволюционной морфологии человека и его рас. - М.: Наука, 1988. С. 84-93.
8. Pearson K. On the reconstruction of the stature of prehistoric races // Transaction of the Royal Society. (Series A) 1899, v. 192, р. 169-244.
9. Telkka A. Оn the prediction of human stature from the long bones // Acta Anatomica, 1950, t. 9, р. 103-117.
10. Найнис Й.-В. Й. Идентификация личности по проксимальным костям конечностей. Вильнюс. Минтис, 1972. С. 94-98.
11. Гармус А.К. Возможности идентификации личности по костям голени. Автореф. дисс. канд. мед. наук. Каунас, 1974. С. 22-25.
12. Дебец Г.Ф. Опыт определения веса живых людей по размерам длинных костей. - М.: Наука, 1964. – 11 с.
13. Тихонов А.Г. Физический тип средневекового населения Евразии по данным остеологии. Дисс. канд. исторических наук. М., 1997. – 118 с.
14. Описание почвенно-геохимических карт Ленинградской области. - Л.: Изд-во ВСЕГЕИ, 1984.
15. Fully G., H. Pineaue. Determination de la stature au mоyеn du squelette. Annales de Medicine Legale, 1960,Vol. 40, p.145-154.
16. Звягин В.Н., Григорьева М.А. Остеометрическая реконструкция соматических параметров человека // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики на современном этапе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 75-летию Российского центра судебно-медицинской экспертизы 17-20 октября 2006 г. - М.: РИО ФГУ «РЦСМЭ Росздрава», 2006. С. 199-201.
17. Бунак В.В. Опыт типологии пропорций тела и стандартизации главных антропометрических размеров // Ученые записки МГУ. 1937: Антропология, вып. 10. С. 46.
18. Смирнова Н.А. цит. по Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология. - М.: Московский университет, 1991. С. 250-251.
19. Башкиров П.Н. Пропорции тела как расово-таксономический признак // Советская антропология, 1957, № 1.
 
 


[1] Иеромонах Феодор – родной дядя адмирала Ф.Ф. Ушакова (в миру Иван Игнатьевич Ушаков; 1718-1791 гг.).
[2] Признаки горизонтальной профилировки лица и критерии оценки краниометрических признаков по категориям размеров в антропологии появились позднее. И именно по этой причине на черепе Ушакова они не исследовались.
[3] Работы проводились по благословению епископа Саранского и Мордовского Варсонофия в присутствии архимандрита Варнавы и под наблюдением старшего научного сотрудника Института археологии РАН кандидата исторических наук Ю.А. Смирнова (3-5 мая 1999 года) и зав. отделом Российского центра судебно-медицинской экспертизы проф. В.Н. Звягина (22-23 мая 1999 г.).
[4] Е. Поселянин. Русская Церковь и русские подвижники ХVIII века. СПб., 1905. С. 273.
[5] Речь идет об остатках гроба XIX века.
[6] Этот прием используется в том случае, когда с черепа снимается форма (гипсовая или клеевая) с целью последующего изготовления его гипсовой копии и реконструкции лица.
[7] Автор располагал портретом № 2, скопированным в 1873 г. С. Александровым с портрета № 1.
[8] Определяли по размерам длинных трубчатых костей с использованием методов KPearson (1899), Telkka (1950), Й.-В. Й. Найниса (1972), А.К. Гармуса (1974) [8-11].
[9] В виду отсутствия ключиц, определяли по размерам длинных трубчатых костей с использованием методов Г.Ф. Дебеца (1964), А.Г. Тихонова (1997) [12, 13].
 
старый стиль
новый стиль
07.06.2017
Опубликовано интервью архимандрита Дамаскина (Орловского) о новомучениках Российских телестудии "Летопись" Информационного митрополичьего центра "Православное Осколье"

Далее


14.05.2017
Опубликовано интервью архимандрита Дамаскина (Орловского) газете "Звенигородские ведомости" № 19 от 13 мая 2017 года.
Далее

11.05.2017
Вышла в свет книга архимандрита Дамаскина (Орловского) "Единство через страдания". В сборник вошли жития новомучеников Церкви Русской, чья жизнь и исповеднический подвиг совершались на террито­рии России, Украины и Беларуси. Жития написаны на основе большого массива архивных источников, многие из которых были впервые введены в научный оборот.
Далее

30.04.2017
27 апреля в Старом Осколе на базе гимназии во имя Святого Благоверного Великого князя Александра Невского № 38 впервые состоялись муниципальные Онуфриевские чтения.В чтениях приняли участие: духовенство, ученые, учителя истории и православной культуры общеобразовательных организаций, специалисты управления образования, культуры, управления по делам молодежи администрации Старооскольского городского округа, муниципального бюджетного учреждения дополнительного профессионального образования «Старооскольский институт развития образования».
Далее


10.04.2017
В Великий Понедельник Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию Преждеосвященных Даров в Донском ставропигиальном монастыре, во время которой игумен Дамаскин (Орловский) был возведен в сан архимандрита.


08.01.2017

В разделе "Материалы о новомучениках" опубликовано поздравление игумена Дамаскина (Орловского)
с Рождеством Христовым на телеканале "Спас".

16.12.2016

В разделе "Материалы о новомучениках" опубликовано выступление игумена Дамаскина (Орловского) в передаче "Образ" на телеканале "Царьград" 12 декабря 2016 года.


01.12.2016

В разделе "Материалы о новомучениках" опубликовано выступление игумена Дамаскина (Орловского) в передаче "Вечность и время" на телеканале "СПАС" 29 ноября 2016 года.

28.11.2016
В разделе "Материалы о новомучениках - Публикации" размешена статья иеромонаха Платона (Рожкова) "Некоторые аспекты изучения материалов судебно-следственных дел в контексте прославления святых".

 




 

 

 


 


©Перепечатка материалов допускается только по письменному согласованию с Фондом
Сервис W100.ru: продвижение и создание сайтов на заказ