Материалы о новомучениках > Интервью, выступления

 

26.03.2010  Жизнь и деятельность епископа Гермогена (1858 - 1918 гг.): по фондам российских государственных архивов

Игумен Дамаскин (Орловский)

Доклад на VII Дамиановсих чтениях: Русская православная церковь и общество в истории России и Курского края.


Печать

 

 

 
Жизнь и деятельность епископа Гермогена (1858 - 1918 гг.):
по фондам российских государственных архивов
 
 
Деятельность епископа Гермогена (Долганева) широко освещалась в прижизненных епархиальных периодических изданиях, свидетельствуя о его активной пастырской, миссионерской, издательской деятельности, вкладе владыки в храмовое, монастырское, школьное строительство. Судьба епископа Гермогена удивительным образом отразила трагизм и сложность предреволюционного времени, запечатлела его понимание катастрофичности надвигающихся событий и честные и достойные попытки воспрепятствовать этому.
 
Краткое житие владыки Гермогена было уже написано (см. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. / иеромонах Дамаскин (Орловский). Тверь, 1996. С. 154-175). Оно явилось той гипотезой об исследуемом событии, которую следовало превратить в полное описание его земного пути, и в 2008 году оно было опубликовано (см. Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Июнь. / иг. Дамаскин (Орловский). Тверь, 2008. С. 220-515).
 
Поисковый план жития владыки Гермогена оказался непростым в географическом смысле: Херсонская епархия, Петербург (ПДА), Тифлис, Саратовская епархия, Гродненская епархия (Жировицкий монастырь), Московская епархия (Николо-Угрешский монастырь), Тобольск и Екатеринбург.
 
Ранний период служения – тифлисский – нашел отражение в документах фонда Саратовских архиереев (ф. 1132), хранящемся в Саратовском государственном архиве. В этом фонде отложились как служебные, так и личные документы епископа Гермогена. Поскольку ссылка владыки в Жировицы была неожиданной, архив его остался в Саратове.

 

Одним из непростых эпизодов тифлисского периода было ставшее уже мифом исключение из Тифлисской духовной семинарии И.В. Джугашвили. В среде церковных историков этот акт приписывают архиепископу Димитрию (Абашидзе, в схиме Антонию). Но документы Саратовского архива и Центрального исторического архива Грузии свидетельствуют, что это произошло в период ректорства архимандрита Гермогена.

 
Служение епископа в Саратовской епархии отражено не только в документах фондов Саратовских архиереев, но и духовной консистории, губернского правления, жандармского губернского управления, Царицынского жандармского управления и в многочисленных фондах, хранящихся в РГИА (Российский государственный исторический архив). Причем здесь были выявлены как официальные, так и личные документы, в частности, переписка. Повторяемость этих документов на разных ступенях административной лестницы позволила проводить их перекрестную проверку, уточняя степень достоверности сообщаемых фактов.
 
Особым направлением в изучении жития епископа Гермогена стало изучение жизни и деятельности С.М. Труфанова, б. иеромонаха Илиодора. Причем многие факты можно было подвергнуть перекрестной проверке по документам учреждений Царицынского уезда, Саратовской губернии, МВД, Святейшего Синода.
 
В работе впервые подробно исследованы события, связанные с кризисом синодального управления 1907-1908 гг., в которых принимали участие протоиерей Иоанн Кронштадтский, епископы Серафим (Чичагов) и Гермоген (Долганев) и протоиерей Иоанн Восторгов, что потребовало обращения к самым разным архивам и было исследовано полно и подробно.
 
Наиболее сложным оказалось исследование отношений владыки Гермогена с царской семьей и Г. Распутиным. В ГАРФе (Государственный архив Российской Федерации) были просмотрены все личные фонды семьи последнего императора, его окружения, должностных лиц данного периода, департамента полиции, охранного отделения, Союза русского народа, фонды митрополита Арсения Стадницкого, протоиерея И.И. Восторгова, еп. Варнавы (Накропина), Г. Распутина и др. Всего 162 фонда за период с 1900 по 1912 г. Прежде всего, в центре нашего внимания были дневники и переписка, а в фонде департамента полиции – коллекция перлюстрированной корреспонденции, наблюдательные дела.
 
Жировицкий период освещен на основе фондов РГИА.
 
Изучение тобольского периода жизни владыки показало, что документы там сохранились плохо, поэтому с особым вниманием мы исследовали фонды ГАРФа, так как по сведениям родственников владыки, его архив попал к Колчаку. Просмотрели не только ф. Р-6219 «Коллекция материалов штаба А.В. Колчака», но и фонды сибирских чрезвычайных комиссий и ф. 6281 «Коллекция документов периода 1-й мировой войны и Временного правительства». Но без успеха.
 
Священномученик Гермоген родился 25 апреля 1858 г. в семье священника Херсонской епархии Ефрема Павловича Долганева и в крещении был наречен Георгием. У священника Ефрема Долганева и его супруги Варвары Исидоровны было шестеро детей. Приход, где он служил, был небогатым, и семья была весьма ограничена в средствах. Отец Ефрем старался быть образцовым пастырем и учил всех, как писал о том один из его сыновей, своим «примером порядку, чистоте, опрятности, любви к благолепию службы, красоте храма, облачений, сосудов, лампад, всего чина церковного...»[[1]].
 
Низшее и среднее образование Георгий получил в духовных учебных заведениях родной епархии. Желая получить кроме духовного образования еще и светское, Георгий во время обучения в 5-м классе Одесской Духовной семинарии подал прошение об увольнении его из семинарии; выдержав экзамен на аттестат зрелости при классической гимназии города Ананьева Херсонской губернии, он поступил на юридический факультет Новороссийского университета, который окончил в 1889 г. с правом предоставления сочинения на степень кандидата права без дополнительных экзаменов[[2]].
 
Глубоко религиозный с детских лет, Георгий рано почувствовал влечение к подвижнической жизни, но решительный шаг ему помог сделать архиепископ Херсонский Никанор (Бровкович), и в 1889 г. Георгий поступил на историческое отделение Санкт-Петербургской Духовной академии. 28 ноября 1890 г. ректор академии епископ Антоний (Вадковский) постриг его в монашество с наречением имени Гермоген; 2 декабря того же года епископ Антоний рукоположил его во иеродиакона, а 15 марта 1892 г. – во иеромонаха. Студентом академии отец Гермоген много потрудился как проповедник, принимая активное участие в деятельности кружка студентов-проповедников.
 
Окончив Духовную академию, иеромонах Гермоген 17 сентября 1893 г. был назначен инспектором Тифлисской Духовной семинарии. Характеризуя его на этой должности исключительно как монаха, готового жертвовать всем ради ближнего, ректор семинарии архимандрит Серафим (Мещеряков), не сочувствовавший чисто монашескому и глубоко христианскому образу жизни иеромонаха Гермогена, писал: «Будучи инспектором, он помещал в своей квартире то преподавателей, то учеников, а сам жил в одной из двух комнат...»[[3]]
 
14 мая 1898 г. отец Гермоген был возведен в сан архимандрита, а 18 июля того же года назначен ректором Тифлисской Духовной семинарии, председателем Комитета Братства святого апостола Андрея Первозванного при Тифлисской Духовной семинарии и членом Общества восстановления православного христианства на Кавказе[[4]]. Инспектором семинарии был назначен иеромонах Димитрий (Абашидзе). О них писал епископ Серафим (Мещеряков): «Святые отцы Гермоген и Димитрий совсем замолили учеников семинарии. Что-то будет. Я издали им рукоплещу и буду очень рад, если придется услышать, что это их воздействие не прошло бесследно»[[5]].
 
14 января 1901 г. в Казанском соборе Санкт-Петербурга состоялась хиротония архимандрита Гермогена во епископа Вольского, викария Саратовской епархии. Чин хиротонии возглавил митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский).
 
Осенью 1902 г. епископ Саратовский Иоанн (Кратиров) был вызван в Санкт-Петербург для участия в заседаниях Св. Синода. В марте 1903 г. по невозможности управлять епархией по состоянию здоровья, он был уволен с Саратовской кафедры и назначен членом Московской Синодальной конторы и управляющим Московским Симоновым монастырем.
 
21 марта 1903 г. Преосвященный Гермоген был назначен епископом Саратовским и Царицынским. Довольно хорошо знавший его епископ Серафим (Мещеряков), не вполне сочувствовавший его аскетическому настроению и таким его качествам, как предпочтение церковного всему житейскому, но вполне отражавший общее умонастроение деятелей Высшего церковного управления, когда обязанностью архиерея виделась в основном административная деятельность, а его подвиг во образ великих святителей и учителей вселенских – исключительных аскетов, преобразивших свою душу с помощью Божией, – отходил, как незначительный, на второй план, – насмешливо писал об этом назначении митрополиту Киевскому и Галицкому Флавиану (Городецкому): «Гермоген – Саратовским; это ему за усердные молитвы. Достанется саратовским батюшкам; они такого фанатика религиозного еще не видели и не слыхали. Он им покажет, что значит архиерей-аскет!»[[6]]
Став правящим архиереем, епископ Гермоген сразу же заявил свою программу: «Трудиться, трудиться и трудиться на благо паствы, в союзе мира и любви, в послушании власти, при полном единении сил и единодушном стремлении соработников принести пользу тем, для кого назначаются работы»[[7]]. Владыка своим собственным примером, а также частыми беседами с духовенством и особыми циркулярами[[8]] призывал духовенство к неспешному и строго уставному совершению богослужения, зная по опыту, что оно само по себе есть та благодатная сила, которая удерживает народ в ограде Церкви, возвращает отпадших и привлекает неверующих.
 
В январе 1905 г., когда после революционных беспорядков в Петербурге волнения и забастовки начались и в Саратове, епископ Гермоген выступил с разъяснениями существа происходящих событий. Многие рабочие насильственно тогда были оторваны организаторами беспорядков от работы и понесли лишения; владыка предложил прийти им на помощь, и благословил провести сбор денег, в котором сам принял участие. Епископ предложил рабочим собираться вместе для решения вопросов религиозной и общественной жизни. Эти собрания происходили при его непосредственном участии; на одном из них было решено выстроить новый храм, который принадлежал бы рабочим.
Владыка делал всё возможное, чтобы отрезвить мятущийся духом народ. Несмотря на физическое недомогание, он почти каждый день тогда совершал богослужения и произносил вдохновенные проповеди. В них он упрашивал и умолял воздействовать на подстрекателей мерами увещевания, а если они не принесут пользы, отойти от возмутителей общественного спокойствия, моля Бога о вразумлении врагов Церкви и Отечества, мер же насилия ни в коем случае не применять.
 
8 июля 1906 г. по благословению епископа Гермогена в Саратове при Братстве Святого Креста получило начало общество религиозно-нравственного просвещения, поставившее своей задачей содействовать «развитию христианского религиозно-нравственного направления в личной, семейной и общественной жизни населения Саратовской епархии»[[9]]. Эта задача осуществлялась с помощью ежедневного богослужения в церкви-часовне во имя иконы Пресвятой Богородицы «В скорбях и печалях утешение» при архиерейском доме с обязательной ежедневной проповедью, ведения бесед во многих храмах Саратова, издания и раздачи брошюр и листков. За несколько месяцев существования общества было издано около пятидесяти различных наименований листков и двадцать пять различных брошюр. Председателем совета общества был избран священник Сергий Четвериков.
 
Будучи членом Святейшего Правительствующего Синода, епископ Гермоген пытался повлиять на ход истории всей России. К 1911 г. окончательно утвердилось влияние Распутина на императорскую чету. К этому же времени рассеялось заблуждение самого епископа Гермогена, как и многих других, касающееся личности Распутина: все суждения о Распутине, как о человеке распутном, оказались вполне справедливы. Кроме того, многие из фактов, касающихся жизни Распутина, стали достоянием гласности, вместе с этим стал достоянием гласности и факт доверительного общения с ним императорской семьи. Глубоко скорбя о происходящем на глазах всех беззаконии, епископ Гермоген вознамерился защитить императора, а вместе с ним и Россию. 16 декабря 1911 г. епископ Гермоген пригласил к себе Распутина на Ярославское подворье, где останавливался, когда приезжал в Санкт-Петербург для участия в заседаниях Синода. Он намеревался добиться от Распутина, чтобы тот поклялся, что не будет посещать семью императора. «Распутин обещал исполнить все, что приказал ему епископ, но чуть ли не в тот же день явился к А.А. Вырубовой с жалобами, что его избили, порвали на нем одежду и повалили на пол»[[10]].
 
2 января 1912 г. обер-прокурор В.К. Саблер подготовил доклад об увольнении епископа Гермогена от присутствия в Синоде в Саратовскую епархию, аргументируя это насущной необходимостью епархиальной жизни, требующей присутствия архиерея в епархии, весьма щадя тем самым чувства владыки и выгораживая его от неудобного положения перед паствой при столь внезапном увольнении в середине синодальных заседаний.
 
За бескомпромиссную защиту интересов Церкви епископ Гермоген привлек к себе общее внимание. Известные общественные деятели неоднократно в то время обращались в Св. Синод с письмами в защиту епископа. В одном из них так объяснялась причина всеобщего уважения к нему: «…В наше время твердость характера, сила воли и непреклонность в борьбе за то, что человек считает правдою, – явления в особенности редкие. Но они тем более ценны. Они оздоровляют нравственную атмосферу, подымают дух и укрепляют веру, ибо воочию свидетельствуют о том, что еще не совсем иссякла в нашем обществе нравственная сила, которая одна способна двигать людей вперед, победоносно бороться с общественным злом и залагать крепкие основы для того духовного возрождения нашего, по которому мы все томимся. Вот почему меры, против него принятые, возбудили такое волнение и, да позволено будет сказать, такое негодование. Православные люди не могли не взволноваться участью святителя, который показал на деле, что для него благо Церкви выше всего, что ради Церкви он готов на всякое самопожертвование. Сочувствие вызвано было не самым существом тех мнений, которые он высказывал по спорным вопросам, а редкою у нас смелостью, которою он отстаивал свои взгляды, и достойным уважения мужеством, с которым он вел борьбу, не отступая ни пред какими внешними силами и авторитетами. Он пострадал за это; его постигла тяжелая кара. Но это повредило не ему, а его противникам»[[11]].
 
Не смотря на весь свой большой авторитет, еп. Гермоген волею высшей государственной власти и по влиянию на государственные распоряжения некоторых лиц, как явствует из документов, ссылается в Жировицкий монастырь, в Гродненскую губернию.

 

Весь 1912 год в Св. Синод и царю шли телеграммы и письма о помиловании ревнителя православия и возвращении его на кафедру; их писали не только хорошо знавшие епископа Гермогена, но и православные других губерний. Некоторые письма подписали до десяти тысяч человек.

 
Обер-прокурор В.К. Саблер, чувствуя себя в деле епископа Гермогена неправым, спешил исправить содеянное и 14 октября 1912 г. подал императору письменный доклад, в котором писал: «Во внимание к тому, что Преосвященный епископ Гермоген... несет возложенное на него Святейшим Синодом послушание с полным смирением, проводя время в молитве, проповедании слова Божия и совершении частого богослужения, представлялось бы благовременным перевести его... в другой монастырь по усмотрению Святейшего Синода»[[12]]. На этом докладе Император написал: «Согласен»[[13]].
 
Однако фактически дело не сдвинулось, и, несмотря на согласие императора и Синода, епископ Гермоген не был переведен из Жировиц.
 
Только война и приближение вражеских войск к Жировицам внесли изменение в положение святителя. 12 августа 1915 г. исполняющий должность обер-прокурора Александр Дмитриевич Самарин запросил архиепископа Гродненского и Брестского Михаила (Ермакова), где находится владыка Гермоген в настоящее время[[14]].
 
23 августа великий князь Николай Николаевич отправил телеграмму обер-прокурору Синода: «Сделал распоряжение незамедлительно – объявить Преосвященному Гермогену решение Синода <о> переводе его на жительство <в> одну из московских обителей и о том, чтобы по прибытии <в> Москву он явился <к> митрополиту Макарию»[[15]].
 
К этому времени уже была закончена эвакуация Жировицкого монастыря и ближайшей железнодорожной станции с прилежащим к ней районом. 25 августа Св. Синод постановил «назначить местопребывание Преосвященному Гермогену в Николо-Угрешском монастыре Московской епархии»[[16]].
 
31 августа епископ Гермоген прибыл в Москву и остановился у протоиерея Иоанна Восторгова[[17]] и 2 сентября отбыл в Николо-Угрешский монастырь, определенный местом его дальнейшего пребывания.
 
Решив побывать в Царицыне, с которым было связано столько надежд, трудов и столько горестного, епископ Гермоген прибыл туда в ночь на 3 ноября 1916 г. Владыка предполагал пробыть в Царицыне до 25 ноября. Полиция, присутствовавшая на каждом богослужении епископа, при имевшейся у нее предубежденности настраивала себя на могущие быть беспорядки и осложнения, но в конце концов вынуждена была сделать вывод, что «пребывание епископа Гермогена осложнениями не угрожает»[[18]]. Помолившись в царицынских храмах, владыка возвратился в Николо-Угрешский монастырь.
 
2 марта 1917 г. император Николай II отрекся от престола; определением Св. Синода 7-8 марта владыка Гермоген был назначен епископом Тобольским и Сибирским вместо уволенного на покой тем же определением архиепископа Варнавы (Накропина)[[19]].
 
После революции 25 октября (7 ноября) 1917 г. и опубликования в 1918 г. декрета Советской власти об отделении Церкви от государства, святитель обратился к Тобольской пастве: «Братья христиане! Поднимите ваш голос в защиту церковной апостольской веры, церковных святынь, церковного достояния. Оберегайте святыню вашей души, свободу вашей совести! Никакая власть не может требовать от вас того, что противно вашей вере, вашей религиозной совести!»[[20]]
 
После прошедшего 15 апреля 1918 г. крестного хода в Тобольске, епископ Гермоген был арестован и перевезен в тюрьму в Екатеринбург. Будучи допрошен, он категорически отверг все обвинения в политической агитации.
 
16 (29) июня 1918 г. епископ был утоплен в реке – «со связанными на спине руками и привязанным к рукам на веревке тяжелым камнем...»[[21]], который весил около 30 килограмм. 3 июля тело епископа вместе с привязанным к нему камнем было найдено на берегу местным крестьянином. 2 августа после Божественной литургии епископ Иринарх в сослужении сонма духовенства, в присутствии военных и гражданских представителей Сибирского правительства и множества молящихся совершил чин погребения.
 
Честные останки священномученика Гермогена, епископа Тобольского и Сибирского, были погребены в склепе, устроенном в Иоанно-Златоустовском приделе Софийско-Успенского собора на месте могилы, прославленного в 1916 году святителя Иоанна, митрополита Тобольского.
 
Священномученик Гермоген был причислен к лику святых на Архиерейском Соборе 2000 г. 3 сентября 2005 г. были обретены мощи священномученика и перенесены в Покровский храм Тобольского кремля[[22]].
 
Таким образом, жизнь и деятельность епископа Гермогена связана с ключевыми общественно-политическими событиями конца ХIХ – начала ХХ века. Его жизнь вплоть до трагической кончины в 1918 г. была наполнена бескорыстным служением Русской Православной церкви и русскому народу, стремлением к нравственному и религиозному обновлению общества. Епископ Тобольский и Сибирский Гермоген (Долганев) является одной из ключевых фигур того исторического периода в истории Русской Церкви, который называется синодальным, по названию высшего органа управления Церковью, и главной характеристикой которого является не только отсутствие возглавия Церкви – Патриарха, но и жесткая зависимость Церкви от государства. Епископ Гермоген 59 лет из 60-ти прожил до революции и стал одной из ее первых жертв. Его судьба вполне отразила трагизм и сложность предреволюционного времени, его понимание катастрофичности надвигающихся событий, которым он пытался противостоять и как присутствующий член Святейшего Синода, и как член Поместного Собора Русской Православной Церкви.
 
 


[1] ГАСО. Ф. 1132, оп. 1, д. 222, л. 66.
[2] РГИА. Ф. 796, оп. 439, д. 285, л. 4, 23 об-30.
[3]Там же. Оп. 205, д. 744, л. 22.
[4] Там же. Оп. 439, д. 285, л. 4, 23 об--30
[5] Там же. Оп. 205, д. 744, л. 42.
[6] Там же. Л. 64 об.
[7] Саратовские епархиальные ведомости. 1904. № 6. С. 370.
[8] ГАСО. Ф. 1132, оп. 1, д. 91, л. 1.
[9] Газ. «Братский листок».1907. 30 января. № 21. С. 2.
[10] Григорий Распутин в воспоминаниях современников. М., 1990. С. 52-53.
[11] По поводу нового официозного сообщения о деле епископа Гермогена. М., 1912. С. 15-16.
[12] РГИА. Ф. 797, оп. 97, д. 969, л. 164.
[13] Там же.
[14] Там же. Оп. 85, 3 отд., 4 ст., д. 193, л. 13.
[15] Там же. Оп. 194, д. 1102, л. 112.
[16] Там же. Л. 118.
[17] Газ. «Колокол». 1915. № 2798. 5 сентября. С. 4.
[18] ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 10075. Л. 11 об.
[19] РГИА. Ф. 796, оп. 445, д. 518, л. 133 об.
[20] Тобольские епархиальные ведомости. 1919. № 14. С. 209-210.
[21] ГАРФ. Ф. 148. Оп. 1. Д. 179. 1918 г. Л. 150.
[22] «Сибирская православная газета». 2005. № 9 (94).Сентябрь.
 
 
старый стиль
новый стиль
07.06.2017
Опубликовано интервью архимандрита Дамаскина (Орловского) о новомучениках Российских телестудии "Летопись" Информационного митрополичьего центра "Православное Осколье"

Далее


14.05.2017
Опубликовано интервью архимандрита Дамаскина (Орловского) газете "Звенигородские ведомости" № 19 от 13 мая 2017 года.
Далее

11.05.2017
Вышла в свет книга архимандрита Дамаскина (Орловского) "Единство через страдания". В сборник вошли жития новомучеников Церкви Русской, чья жизнь и исповеднический подвиг совершались на террито­рии России, Украины и Беларуси. Жития написаны на основе большого массива архивных источников, многие из которых были впервые введены в научный оборот.
Далее

30.04.2017
27 апреля в Старом Осколе на базе гимназии во имя Святого Благоверного Великого князя Александра Невского № 38 впервые состоялись муниципальные Онуфриевские чтения.В чтениях приняли участие: духовенство, ученые, учителя истории и православной культуры общеобразовательных организаций, специалисты управления образования, культуры, управления по делам молодежи администрации Старооскольского городского округа, муниципального бюджетного учреждения дополнительного профессионального образования «Старооскольский институт развития образования».
Далее


10.04.2017
В Великий Понедельник Святейший Патриарх Кирилл совершил Литургию Преждеосвященных Даров в Донском ставропигиальном монастыре, во время которой игумен Дамаскин (Орловский) был возведен в сан архимандрита.


08.01.2017

В разделе "Материалы о новомучениках" опубликовано поздравление игумена Дамаскина (Орловского)
с Рождеством Христовым на телеканале "Спас".

16.12.2016

В разделе "Материалы о новомучениках" опубликовано выступление игумена Дамаскина (Орловского) в передаче "Образ" на телеканале "Царьград" 12 декабря 2016 года.


01.12.2016

В разделе "Материалы о новомучениках" опубликовано выступление игумена Дамаскина (Орловского) в передаче "Вечность и время" на телеканале "СПАС" 29 ноября 2016 года.

28.11.2016
В разделе "Материалы о новомучениках - Публикации" размешена статья иеромонаха Платона (Рожкова) "Некоторые аспекты изучения материалов судебно-следственных дел в контексте прославления святых".

 




 

 

 


 


©Перепечатка материалов допускается только по письменному согласованию с Фондом
Сервис W100.ru: продвижение и создание сайтов на заказ